Лето. Тихий вечер. Спрятавшись от комаров в плед пью небольшими глотками чашечку кофею у себя за городом и всем наслаждаюсь — и кофеём, и закатным алеющим небом, и мягким теплом с ветерком вечерней прохлады, и даже ненавязчивыми комарами, которые нет-нет да и залетают на меня, видимо, тоже за своей порцией кофе… Тот самый момент, когда не грех сказать, что душа раскрылась и поёт… тихонько так, чтобы ничего не спугнуть, а лишь вплетая свой голосок в общую совместную картину переживаемого бытия…

Закат

Закат

А вот вспомнив о душе, всплыло в памяти и замечательное стихотворение Николая Заблоцкого:

Не позволяй душе лениться!
Чтоб в ступе воду не толочь,
Душа обязана трудиться
И день и ночь, и день и ночь!

И так вспомнилось, что чуть вся благостность не пропала. Пропала, конечно, но чуть попозже и мягко, вместе с солнцем. А я и ночной сгущающийся полумрак остались наедине. И в этом полумраке звучал только один вопрос: а что такое этот труд души?

«Труд души» — это странное сочетание. Оно звучит для меня как набор слов из телевизора, когда каждое слово по-отдельности понятно, а произнесённые вместе смысла не дают. И это непонимание порождает во мне явный внутренний конфликт и страдание по этому поводу. Можно, конечно, на всё забить, но становится совестно перед совсем недавним волшебством снисхождения светила за горизонт. И страдание остаётся.

А, кстати, как-то в беседе с товарищем коснулись темы страдания. «Фу, — высказался товарищ, — страдание это как-то мерзко и вообще не по-саньясински. Тоска. А вот радость от самопознания — наше всё.» И так это убедительно сказал, что у меня и возразить нечем оказалось. Но, чувствую, не закрыта тема. И самое время её осветить, раз уж потёмки вокруг меня совсем материализовались. И, зажёгши такую специальную уличную свечу, что продают в дачных отделах больших магазинов, моё внимание поглотил вопрос — и что ж такое оно, это страдание? Тем более вот оно — в ощущениях. И почему моя душа, только что испытывавшая трепет, сейчас терзается конфликтом?

Основатель «Пути хитреца», великий Гурджиев, о страдании сказал так:

Везде, где существует активный элемент, есть и пассивный элемент. Если вы верите в Бога, вы верите и в дьявола. Все это не имеет ценности. Хороший вы человек или плохой это не важно. Только конфликт между двумя сторонами имеет какую-то важность. Когда в вас многое накопилось, может проявиться что-то новое.

В любой момент внутри вас возможен конфликт. Вы никогда не видите себя и поверите тому, что я говорю, только тогда, когда начнете вглядываться в себя — тогда вы увидите. Если вы попробуете делать что-то такое, что делать не хочется, вы будете страдать. И если вам хочется что-то сделать, а вы не делаете, вы тоже страдаете.

О! Всё как у меня. И дальше:

Страдания бывают разные. Начнем с того, что разделим их на два вида: первый — бессознательное страдание; второй — сознательное.

Страдание первого рода не дает результатов. Например, когда вы страдаете от голода, потому что у вас нет денег на хлеб. А вот если у вас есть хлеб, и вы не едите его и страдаете, — это лучше.

Если вы страдаете в каком-то одном центре, мыслительном или эмоциональном, вы попадаете в сумасшедший дом.

Страдание должно быть гармоничным. Должно существовать соответствие между грубым и тонким, иначе что-нибудь может сломаться.

Опа. Есть «гармоничное» страдание и есть «негармоничное». А у меня какое? Вот еще днём, жонглируя яблоком и неловко пытаясь его поймать, при этом ударишись локтём о дверной проём, были пережиты кратковременные, но весьма болезненные и яркие страдания. Но это были явно не те чувства, которые переживаются сейчас. После удара слегка онемел мизинец и на некоторое время перехотелось жонглировать. А прям сейчас моё страдание исходит скорее из осознавания своей ущербности в неспособности понять этот самый «труд души». Этакий налёт экзистенциальности.

И от этого напрашивается вопрос — «Зачем?» Зачем мне, человеку в самом расцвете сил, страдать? Ведь глупо как-то, да?.. И при этом ощущаю, как звучащий внутри вопрос манит меня своей загадочностью и обещаниями райского удовольствия от его разрешения и я очень легко этим соблазняюсь. И есть в этом свой кайф.

Хитрец Гурджиев вёл речь о страдании неспроста. И его идея о страдании, как о побудительной силе для исчерпывания внутреннего конфликта очень пересекается с идеей страдания в Каббале в изложении земляка и известного каббалиста Михаэля Лайтмана (ссыль):

Ощущение страданий удаляет человека от Творца. Страдания посылаются только для того, чтобы встряхнуть человека. Ведь иначе эгоизм стремится только к покою. Закон эгоизма: «минимум усилий при максимуме получения».

Но как только страдания заставили человека очнуться, пробудиться и вспомнить о Цели (тем, что ищет источник своих страданий) и Смысле своей жизни, он немедленно должен устремиться к Творцу. Ведь только для этого и посылались ему страдания. А в итоге исправления, когда все силы, желания человека уже используются им правильно, нет места ни для малейшего ощущения страдания. Наоборот, достигается совершенство, наслаждение, покой.

И в главе про Экран-масах:

И потому путь вверх начинается с того, что человек начинает воспринимать все в жизни как возможность, средство, сигнал, помощь или помеху сверху, от Творца, чтобы подняться, – и так каждое мгновение в жизни. Знай, что тебя ждет твой Творец, ждет твоего обращения к Нему, проси масах (преграду, препятствие) и расти…

И вопросов становится ещё больше, чем ответов. Эх! Не быть скорому и безмятежному сну… Кстати, на исследовании страдания буддизм и начал свой путь как отдельная традиция. Третья благородная истина о прекращении страдания гласит (в вольном изложении в википедии):

Состояние, в котором нет дуккха (страдание, беспокойство, волнение), достижимо. Устранение загрязнений ума (ненужных привязанностей, ненависти, зависти и нетерпимости) — это и есть истина о состоянии за пределами «страдания». Но мало просто так прочитать об этом. Чтобы понять эту истину, нужно использовать медитацию на практике, чтобы очистить ум. О том, как реализовывать это в повседневной жизни, говорит четвёртая истина.

Углубляться в путь великого Будды перед сном уже не хотелось. Внутри меня разгорался огонёк понимания того, что хотели донести Учителя прошлого. «Мало просто прочитать об этом» — вот самое главное. Не нужно думать о труде души, выхватывая фрагменты чужих многомудрых текстов. Не станет от этого легче. Нужно делать.

Захотелось задуть свечу и раствориться в свете звёзд. Говорят, что если долго смотреть в небо, то оно начинает смотреть в тебя. Наверное, это правда. По крайней мере, я верю в это. Душе моей было опять легко и уютно в этой мягкой, обволакивающей тишине ночи под звёздной небесной полусферой, когда нет мыслей и тела, а есть только бездонная пропасть чувств…

Гони ее от дома к дому,
Тащи с этапа на этап,
По пустырю, по бурелому,
Через сугроб, через ухаб!

Не разрешай ей спать в постели
При свете утренней звезды,
Держи лентяйку в черном теле
И не снимай с нее узды!

Коль дать ей вздумаешь поблажку,
Освобождая от работ,
Она последнюю рубашку
С тебя без жалости сорвет.

А ты хватай ее за плечи,
Учи и мучай дотемна,
Чтоб жить с тобой по-человечьи
Училась заново она.

Она рабыня и царица,
Она работница и дочь,
Она обязана трудиться
И день и ночь, и день и ночь!

Звёздное небо

Звёздное небо

Кстати, а что такое Душа?.. о.О